Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Опасность котиков

Помню, что с подросткового возраста очень настороженно относился к тем девочкам, у которых комната была увешана открытками и календарями с изображением милых котяток или лошадей. С лошадьми всё просто — в лошадничестве я достаточно рано распознал нечто среднее между манией и сексуальной девиацией. Девочка-лошадница может часами взахлёб говорить о лошадях, не замечая, что все вокруг помирают со скуки, может в сотый раз показывать одному и тому же человеку одну и ту же фотографию лошади, предлагая вновь и вновь восхищаться и не вспоминая, что он уже 99 раз вежливо объяснил, что его с лошадок не прёт. Но лошади, это, в общем, была фигня в сравнении с котятами. Хотя бы в силу распространённости болезни: на одну лошадницу приходилось не менее десятка с комнатами в календариках с пушистыми младенцами этих домашних хищников. И заметка эта большей частью как раз о них. Вернее, о представляемом ими социально-биологическом явлении.

Итак, почему я избегал таких девочек? А потому что стена в котятах или зеркало в рамке из котят свидетельствовали о преимущественном эмоциональном фоне. И фон этот — умиление. Не то чтобы я имел что-то против умиления как такового, но дело в дозах. Котята умиляют более или менее безусловно и, в общем, не только девочек, а почти всех. Организм млекопитающих так устроен, что при виде чего-то маленького, беспомощного, неуклюжего и инфантильного гипоталамус вырабатывает гормоны, подавляющие агрессивность и стимулирующие нежное привязчивое поведение, заботу. Именно поэтому беременные самки готовы кормить и вылизывать любого малыша, даже если самка волчица, а малыш Маугли. У самцов не вполне так, но дайте здоровенному кобелю овчарки маленького щеночка (а то и котёнка) и увидите, как он станет придерживать его возле себя и всячески оберегать, иногда умильно поскуливая и высоко потявкивая, будто сам щенок. Но в повседневной жизни умиления было обычно не так уж много. Всякая животная (и человеческая) мелочь встречалась хотя и часто, но не на каждом шагу. И человек, намеренно стимулирующий у себя какие-то нечеловеческие дозы умиления казался несколько неадекватным. Хорошим примером такого рода неадекватности всегда были учительницы. Из-за обилия вокруг них человечьей мелочи у многних из них регулярно зашкаливает окситоцин. Отсюда и легендарная учительская доброта и отзывчивость, и распространение среди них идиотских обращений друг к другу с диким нагромождением уменьшительных суффиксов («Светланочечка Ивановна моя хорошая»), и превращение в злобных непрошибаемых грымз, когда рецепторы соответствующих гормонов от постоянного передоза теряют чувствительность. Не менее убийственная неадекватная умильность наблюдается и в поведении иных безудержно религиозных людей. Те, правда, культивируют её в себе намеренно и сознательно (ну, насколько религиозный человек вообще может быть сознательным). Но у учительниц, скажем так, нет выбора, издержки профессии, а яростно религиозные люди — это, в общем, маргиналы, редкость, их не особо часто встретишь. А вот культивирующие неумеренное умиление девочки с детства встречались мне регулярно. Нет нет да и попадёшь в комнату, где от картинок с котятками и плюшевыми мишками не продохнуть. Тогда я ничего не знал про гормоны, однако печёнкой чувствовал, что это что-то вроде наркомании, что это грозит пусть и редкими, но неожиданными эмоциональными скачками, главное же — вообще малоадекватным поведением, а в частности — повышенной толерантностью, сниженным барьером приятия/неприятия. Между тем, связность мира, казалось мне тогда, лучше познаётся именно в раздельности, то есть, чтобы лучше понимать мир, лучше с ним обращаться, важно очень хорошо видеть различия и весьма жёстко иные вещи отторгать. Эмоциями же, причём не только отрицательными, но и теми, что сегодня описываются выражением «мимими», лучше не злоупотреблять. Строго говоря, Юпитер не прав не только когда сердится, но и и когда мимими. При этом рассерженный разве что оттолкнёт доброе, а умилённый примет всё. Дьявол знает, что хуже.

Не одного меня настораживали котята. За многими я замечал сходное поведение. Это казалось нормальным, естественным, само собой разумеющимся. И как же так, чёрт побери, получилось, что однажды я вдруг понял, что уже несколько лет живу в другом мире — в мире, где котики победили, в мире, омываемом океаном окситоцина, в мире, в котором я сам время от времени ловлю себя на желании запостить в фейсбук фото котёнка? Котики и сиськи, сиськи и котики, лисята, енотики, мимими. Когда они успели захватить мир? В 80-х вроде ещё были хеви метал и русский рок, революционная ситуация, жизнь-борьба. В 90-х перевороты, сплошной rotten.com, недобрый постмодернизм, падонки. И вдруг котики, котики, котики, котики, сиськи… Заметьте: не пизда, а сиськи. Почему? А потому что пизда — это секс, динамика, возбуждение, а сиськи — это кормление, мимими. И так вот сидят миллионы за мониторами: мимими-мимими-мимими-мимими — умиляются; а когда среди всего этого беспрестанного химического счастья мелькает очередной омерзительный закон, очередная бесчеловечная выходка властей, они просто тонут в умилении, в котятах. Люди уже и друг в друге видят сплошь котиков. «Надя котик, Вика котик, Дима котик». Цены на продукты выросли на 70% — мимими. Выборы в Думу фальсифицированы — мимими. Чиновники норовят регулировать каждый шаг вашей жизни — ах, котики. Ну, не чиновники котики, а вообще котики, везде мимими.

Даже не знаю: это политпиарщики и спецслужбы такие умные, что изо всех сил культивируют в народе умильность, или само так получилось — вроде как отходняк после говна и крови, но, как бы там ни было, рецепторы ведь не титановые. А это значит, что скоро всеобщее мимими, изредка прерываемое крикливыми неорганизованными истериками, сменится всеобщей же сплошной усталой злобой и тошнотой. Не хотите этого, как минимум, для себя? Дозируйте котиков, чуваки. Дозируйте котиков.

Запись опубликована Записки Дениса ЯЦУТКО. You can comment here or there.

Как человек

В магазине одежды наблюдал женщину средних лет, сопровождаемую женщиной постарше. Женщина средних лет примеряла серую курточку, но та ей не подошла по размеру, потом примеряла чёрную – с тем же результатом. Тогда женщина постарше показала ей на курточку лиловую и спросила, не хочет ли она, мол, вот такую.

- Вот ещё! – Возмутилась женщина средних лет. – Буду как попугай!

- Тогда, может, зелёненькую? – Спросила её спутница.

- Ещё хуже! – Возразила искательница курточки. – Как лягушка!

В тот же день я пересказал эту историю своей жене.

- А чёрный – это, значит, как человек. – Усмехнулась она.

Originally published at Гиперканцелярия Дениса Яцутко. You can comment here or there.

И не про собачку

Обычно от меня собаки шарахаются опасливо. А тут вдруг на днях подбегает миниатюрнейший йоркширский терьер, становится передо мной на задние лапки и как-то просяще поскуливает. Вслед за ним подбегает женщина, подхватывает его на руки и говорит:

- Не обращайте внимания. Он просто у нас очень любит всё большое.

Originally published at Гиперканцелярия Дениса Яцутко. You can comment here or there.

Вспомнил один бойан

Этот текст долго ходил по этому нашему фидонету, пока оба не сдохли. Автор мне неизвестен.

Как ебать медведя. Пособие.

Collapse )

Запись опубликована Записки Дениса ЯЦУТКО. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

zazhiznj

Ставропольским френдам

Срочно ищется новый хозяин для двух птичек: чечётки и жёлтой канарейки. Обе самочки, то есть не поют, а только чирикают (весьма, впрочем, звонко). К птичкам прилагается большая просторная клетка (высота клетки - по пояс взрослому мужчине, ширина и глубина - около полуметра или чуть больше).

Есть важный нюанс: чечётки погибают в неволе, если их неразнообразно кормить. Птичке необходимо давать качественную зерносмесь, время от времени меняя её состав. Регулярно давать фрукты, красный перец, добавлять в воду веторон, вешать в клетку тонкие веточки, чтобы она объедала почки и кору, зелень (только не рвите траву на газонах - она вся в дряни от выхлопных газов, лучше покупайте петрушку на рынке). Обязательно давать минеральные добавки (мел, песок, гаммарус, различные корма для аквариумных рыбок, дроблёную скорлупу от варёных яиц и т.п.). Можно добавлять в пищу тёртые на мелкой тёрке орехи. Воду необходимо менять ежедневно. Если пренебречь этими моментами, птичка быстро заболеет и сдохнет. Чтобы шапочка на голове чечётки была красной, во время линьки надо давать веторон, красный перец, вишню (хотя бы сушеную), толчёные панцири креветок, рыбий корм для окраса, добавки типа Vitacraft ProColor.

Канарейка не проживёт долго в помещении, где курят. Ещё она боится сквозняков.

Ни в коем случае не давайте им добавки марки "Радостин": они от них сильно болеют.

Да, выпустить птичек на волю нельзя: канарейка - животное тропическое и здесь не выживет, чечётка - житель Гренландии, Кольского полуострова и Мурманской области, зимовать прилетает под Москву, в Ставрополе на воле жить не сможет.

Короче говоря, малым детям и раздолбаям мы этих птичек не отдадим и даже не продадим. Хотелось бы найти человека ответственного, любящего животных и при этом не курящего в доме.

С предложениями, если такие будут, обращайтесь по адресу denis@yatsutko.net или в комментарии.

Чем хотел сказать автор

Конечно, выяснять, Что-Хотел-Сказать-АвторTM, дело дурное. Во-первых, это чаще всего не имеет никакого значения, во-вторых, автор часто сам не знает/не знал, чего хотел. Наконец, автор может случайно сказать вовсе не о том, о чём хотел, но именно сказанное окажется интересным читателю. Да и, так или иначе, единственная реальность, с которой мы можем работать, это сам текст, а не какие-то домысливаемые коммуникативные намерения его создателя. Под текстом я имею в виду, конечно, не только слова, но и иконическое, визуальное высказывание. Последнее особенно трудно для однозначного интерпретирования. И не требует его.

Перво-наперво следует уйти от наивного поиска сходства с предметами реальности в абстрактных композициях и от не менее наивных попыток из любого произведения фигуративного искусства вычленить мораль, лозунг или отсылку к историческому событию. То есть, нашли вы, скажем, в абстрактной композиции собачку, рыбку и фаллос – и рады. А ведь если задуматься – и что с того, что нашли? Вот, это собачка – и что? Зачем она тут? Почему? Я уж не говорю о том, что на самом деле никакой собачки там нет. Конечно, случается, что художник в самом деле хотел сказать своей работой что-то вроде того, что нехорошо заставлять детей выполнять тяжёлую работу, Китай ещё всем задаст, а труд слесаря следует уважать, бывает ещё проще – всего лишь выразил кистью своё восхищение красотой женского тела, сраных котят и говнозаката, а бывает, что изобразил кого-то, чтобы потрафить эго изображённого и получить за то денежку. Но даже в таких, на первый взгляд однозначных, иконических текстах непременно выезжают разные, специально ли, случайно туда попавшие, сопутствующие телеги. Да и очевидное тоже может обманывать. То есть, изображение до смерти уработавшегося сталевара вовсе не должно, по замыслу автора, сообщать, что не надо сталеварам погибать на работе. Автор, может, всех сталеваров в гробу как раз и видал. А может, его обидел кто-нибудь по фамилии Чугунников и автор вот так метафорически посылает этому Чугунникову луч родильной горячки. Но это он изначально так задумал, а в процессе работы засмотрелся на тело натурщика и изобразил чистой воды восхищение линией рёбер с налётом даже какой-то гомоэротичности, в чём даже себе не то что не признался – во сне не намекнул. В общем, чужая душа – броненосец. И картина – если и окно в его трюмы, то занавешенное несколькими слоями полупрозрачных занавесок с хитрым узором. Вроде что-то видишь, но ручаться нельзя. Да и зачем нам с вами вглядываться в мысленные и витальные потёмки неведомого автора. Если бы это была работа жены, собственного ребёнка или хотя бы начальника – тогда конечно, а так – ну кто нам этот самый автор? Никто. Даже если гений.

Совсем другое дело – что эта картина говорит мне, что я вижу здесь, какие эмоции рождает во мне изображенное на ней, что я хочу возвращаться к ней снова и снова смотреть на неё? То есть, плевать на автора – хочу разобраться со зрителем, с собой. Хорошо, когда изображение откровенно отсылает к простым вещам – эрос, еда, свежий воздух, буйная растительность, свидетельствующая о хорошем климате и стабильных урожаях, симпатичные дети с умными глазками, внушающие спокойствие за будущее моего биологического вида, красивый домик, о жизни в котором можно бы помечтать. Тут понятно всё. Но почему у меня в закладках лежит, например, ссылка на страничку Риоко Като, которая постоянно изображает синеватую девочку с торчащей из-под юбки огромной дымовой трубой и белого медведя, который то кусает сердце девочки, вынутое из груди, то вываливает собственное сердце из своей грудной клетки и позволяет девочке на нём прикорнуть.

Риоко Като

Нет, ну понятно, девочка – видимо, чисто эротическая струнка. Но ведь в сети полным полно изображений разных девочек, смотреть же время от времени хочется именно на этих, с трубой и медведем, в синих тонах, с мороженым на голове, чёрным дымом и сердцем наружу. Да и что значит – эротика? Я ведь от этих картинок не возбуждаюсь. Скорее задумываюсь. Но – вот же засада – всякий раз о разном. То есть, думаю о чём-то своём, о работе со страховыми компаниями, например, а взгляд в это время скользит по синим и красным линиям, проходится по чёрному дыму.

И, знаете, многие визуальные произведения надоедают, быстрее или медленнее, некоторые картины, фотографии, скульптуры, с первого взгляда восхитившие, после пятого-десятого просмотра уже кажутся банальными, скучными, пошлыми, я удаляю их из закладок. А эта лежит уже давно. Где-то раз-два в месяц я смотрю на странные холодные изображения. И вот тут уже становится интересно: как мыслила художница, что чувствовала, придумывая эти образы? Какие её эмоции породили то, что так стабильно цепляет мои? Нет, понятно, она эти картины продаёт, то есть, хотела денег. Но почему желание денег породило именно девочку с трубой и мороженым и медведя с сердцем? Почему не что-то другое, что-то более обычное, что ли?

Даже если предположить, что это что-то дремучее, жертва девственницы чудовищу, ритуальное убийство с извлечением сердца, шаманское посвящение с условным съедением духом предка-животного, всесожжение, древний медведь, несущий сердце шамана на пределы мира, всё равно – почему это цепляет меня? Я современный человек, у меня компьютер в каждом углу, я медведя только в зоопарке видел, возле горы искусственно изготовленного летом снега. Волнует.

 


Запись опубликована в блоге Записки Дениса ЯЦУТКО. Оригинал записи находится здесь.