Tags: один мальчик

Методика

Делаю восьмикласснику-таджику замечание, прошу не вертеться и не разговаривать, когда его товарищ отвечает у доски. Он в ответ весело улыбается и говорит:

- Ви неправильно. Не надо мне говорите. Надо вот так...

И вдруг несколько раз бьёт себя кулаком по лбу - увесисто так, со стуком. И, не переставая добродушно улыбаться, продолжает:

- Вот так хорошо понимаю. Совсем хорошо.
boroda

Сам себе мусульман

Пятиклассник на перемене спрашивает:

- Денис Николаевич, а щчито тэакоие... э-э... бекон?

- Это, - говорю, - такая разновидность солёной свинины, прослойками - немного сала, немного мяса...

- Съпасиба! - кивает. Потом поворачивается к одному из своих одноклассников и громко, резко на того кричит:

- Видищ! Я тибе гаварил, гаварил, а ти иво иель!

Виновный в поедании бекона вскакивает, взмахивает руками:

- Ай, атибись ат миня!

Потом поворачивается ко мне:

- Ходит, всем говорит: "Ти мусульман, ти такой ни ешь, такой ни хади, так сибя веди!" Тиваё какое дел? Чито хачу, сам ем! Сам зинаию, куда хади! Я сам сибе мусульман!

Попросил разрешения выйти, наверное

Вчера вечером сижу в учительской, заходит вечерник.

- Денис Николаевич, а помните, вы, про Некрасова когда рассказывали, говорили, как назывались крестьяне, которые на оброке и которые на барщине? И ещё которые после реформы продолжали на помещика работать? Не напомните? А то вертится в голове...
- Барщинные, - говорю, - оброчные и временнообязанные. Всё просто.
- Ой, - отвечает, - спасибо. А в каком году реформа была, не напомните?
- Паша, - говорю, - ну сколько можно повторять? В 61-м.
- Спасибо, Денис Николаевич!

И уходит. Но, едва дойдя до двери, останавливается и задаёт ещё вопрос:

- А ещё не подскажете - Ломоносов до Пушкина родился?
- Ну да.
- И до Лермонтова?
- Ну конечно.
- А Лермонтов раньше Пушкина или позже?
- Позже.
- Спасибо огромное.

Ну и ушёл. Через полтора часа захожу к ним вести урок литературы - встречает меня радостной улыбкой:

- Денис Николаевич! Я, благодаря вашим подсказкам, пятёрку по самостоятельной по истории получил!

Многабукв

Восьмиклассник-узбек жалуется:

- Русский язык - очень много слов. Узбекский язык - ма-аленький, слов совсем мало, учиться легко. Русский язык - слов о-очень много, очень трудно учиться.

Спрашиваю:

- Может, ты просто и узбекский язык плохо знаешь, потому и думаешь, что в нём слов мало?

Торопливо возражает:

- Как я могу узбекский плохо знаешь? Я же сам узбекский!

__________________________________
(Любите ли вы людей?)
kursk

Из изложений. 9-й класс

"В каждом саду Асманской империи росло растение. Более знаменитым он стал в 17 веке..."

"В страны цветы привозили путишествиники и дипломаты..."

"Тюльпаны привозили дипломаты из разных стран в другие..."

"Когда семя попало на континент в него все влюбились. За одно семя, давали уже великолепных картин..."

"Когда тюльпаны попали в Галландию, то цветки, поэтому некоторые думали, что она родной тюльпанов..."

"В Астманской империи тюльпан стал предметом декоративного искувства..."

"Тюльпан - это чашка которая напоминала тюрбан, используя тюрцкой живописи..."

"Ежегодно в одно из стран Дании была выставка тюльпонов. Турция, а присвоили Галандцом. Тюльпоном радавала всех своей красатой. Тюльпонам одно из чудес света..."

"Тюльпан - это редчайший цветок в мире..."

Тридцатилетняя война

Ладно, не всё под замком жаловаться. Давайте, напишу открыто что-нибудь забавное.

Например, недавно была у десятиклассников-вечерников контрольная по литературе в формате ЕГЭ (говорят, со следующего учебного года ЕГЭ по литературе собираются сделать обязательным, чтобы не каждому поперечному аттестат давать). Так вот, был там вопрос о роли "образа простого солдата" в русской литературе 1940-1970 гг. И вот начало ответа на этот вопрос одной девочки лет двадцати пяти:

С 1940-го по 1970-й год в России была Вторая мировая война. Это событие стало тяжелейшим испытанием для русского народа...

Советские времена, в общем...

Забавно, да? Ну ведь забавно же? Просто адски весело, до коликов. Бля.

PS. Добавлю кое-что. Умирает история моей страны, моя история, история родины как я её знаю. Для "нынешних" мира, в котором я формировался, рос, мужал и становился человеком, просто не существует. Он превращается в набор диких отрывочных мифов. Соответственно, мир теперешний становится для меня миром людей с иным прошлым, иначе сформированных. Это другая цивилизация. Чувствую себя случайно дожившим древнеегипетским жрецом среди арабов.

Проверяю тетрадки

Ниже несколько придуманных пятиклассниками предложений.

Дима тащит огромную тележку с мусорами.

Яна и Миша делают стрижку цветов.

Они очень трудятся на этом дворе.

На дорожках лежат топольные листья тополя.

Вася пьёт чай из лимона.

Ученики говорят сами с собой.


Последнее, к слову, принадлежит перу того же мальчика, который "тёмной ночью в трансе".

Из школьных наблюдений

Есть у меня ученик, пятиклассник, узбек, который почему-то ужасно раздражается, когда его называют по фамилии. То есть, сейчас дети вообще в основном называют друг друга по именам, кличек и фамилий почти не слышно, но, если кто-то вдруг и обращается к товарищу по фамилии, тот, как правило, реагирует спокойно. Этот же мальчик приходит в бешенство. Как-то другой мальчик на перемене позвал его по фамилии - так он вскочил и закричал: "Ти что, не узбек?! Так нельзя говорить! У меня дедушка умер!" Позвавший сделал удивлённое лицо, пожал плечами, подошёл ко мне и негромко сказал:

- Денис Николаевич, почему он так злится?

- Не знаю, - ответил я. - Я же не узбек.

- Я узбек, - сказал ребёнок, разводя руками и поводя головой из стороны в сторону, - но я тоже не понимаю. Умер дедушка - понимаю. При чём тут фамилия - не понимаю.

Ещё из школьной практики

Пятиклассник пересказывает сказку "Журавль и цапля". Слово "цапля" он произнести не может и всё время говорит вместо него "сопля" (с ударением на последний слог). Я его поправляю, но он не слышит разницы между этими словами и продолжает рассказывать, как журавль ходил свататься к сопле. Его одноклассники постепенно начинают смеяться. Смеются не зло, весело, но ему это всё равно не нравится, он нервничает, я прошу класс не смеяться и слушать внимательно. Он опять говорит про соплю. Я пытаюсь объяснить ему, как надо произносить "ц", он слушает и продолжает свой рассказ сообщением о том, что сопле скучно одной в болоте. Класс опять смеётся. Я собираюсь на них прикрикнуть, но смотрю на их весёлые лица и понимаю, что просто не смогу на них кричать. Они смотрят на меня и веселятся. Я, глядя на них, улыбаюсь. Как назло, на это обращает внимание мальчик, отвечающий у доски. Из его глаз льются слёзы, он с криком "Даже учитель смеялся!" выбегает в коридор, чуть не срывая с петель дверь. Я выхожу следом, пытаюсь успокоить, возвращаю в класс, обращаюсь к классу с речью, призывая их отнестись к товарищу с пониманием и не смеяться во время его выступления. Они уже перестали смеяться и смотрят на слёзы одноклассника даже с некоторым испугом. Прошу его продолжать. Он утирает слёзы и опять говорит: "Сопля пошла к журавль..." Трое или четверо ребят быстро зажимают себе рты ладонями и отворачиваются, но одна девочка... нет, она не смеётся - она злорадно ухмыляется и показывает несчастному язык. И мальчик взрывается - он хватает в руки стул, поворачивает его ножками к аудитории и свозь рыдания кричит: "Кто ещё будет смейотися, я ему вот этио в жопу засуну!" Потом поворачивается к показавшей язык девочке и, продолжая потрясать стулом и лить слёзы, возбуждённо говорит: "Ты плохая девочка! Я хочу научиться, а ты не учишься и всем мешаешь! Я научусь, а ты вырастешь глупая и будешь как те девочки, которые совсем голые работают!" Тут ВНЕЗАПНО рыдать начинает уже девочка. Я стою, смотрю на это буйство эмоций и не знаю, что делать. Полнейшее педагогическое фиаско. В довершение картины вскакивает ещё один мальчик и, отчаянно жестикулируя, начинает громко рассказывать мне и всем остальным, что только что произошло (дети почему-то вообще любят эмоционально описывать вслух то, что все и так видят)...

В общем, через несколько минут все успокоились, я продолжил урок, но в какой-то момент было ощущение, будто всё происходит за непроницаемой стеклянной стеной, а я смотрю и никак не могу повлиять на происходящее. Немного испугался: вдруг кто-нибудь из них решит проломить другому голову, а я не сразу соображу, как это пресечь?